С 9 июня 2019 года врачи обязаны пускать в реанимацию семью пациента
С 9 июня 2019 года врачи обязаны пускать в реанимацию семью пациента


Родным пациентов, находящихся в реанимации, разрешили быть вместе с больными. Закон, по которому больница открывает близким двери палат интенсивной терапии и реанимации, начал работать 9 июня. Оказаться у койки пациента может любой член его семьи: родитель, супруг, ребенок или законный представитель. А если вы — близкий друг или коллега, то получится только в присутствии родственника.


Чтобы попасть в реанимацию, нужно выполнить несколько нехитрых условий: не болеть инфекционными заболеваниями, спросить разрешение у руководства медучреждения, поговорить с врачом, который объяснит правила поведения и предупредит о вещах, которые могут травмировать психику, переодеться в стерильное и вымыть руки. Находиться рядом с пациентом одновременно могут не более двух визитеров.


Что нужно сделать, чтобы попасть в отделение реанимации и интенсивной терапии
Что нужно сделать, чтобы попасть в отделение реанимации и интенсивной терапии



Время посещений больница устанавливает отдельно, чаще всего это дневные часы. Если пациенту понадобится экстренное вмешательство медиков (интубация, смена катетера, перевязка и так далее) — палату придется покинуть.


Нехитрые правила, по которым работают медицинские учреждения, были прописаны в 2016 году в форме информационно-методического письма, а потому не обязывали больницы и врачей безотказно работать с родственниками «тяжелых» пациентов. Единой системы не сложилось: в одном регионе от родни отмахивались, тогда как в другом родню буквально зазывали в палаты.


— Для наших реаниматологов присутствие родственников — это еще один инструмент психологической и моральной помощи, — объясняет пресс-секретарь Министерства здравоохранения Свердловской области Константин Шестаков.


Голос близкого человека буквально помогает вернуть пациента с того света.


— Врачи сами приглашают родственников пациентов для создания позитивного эмоционального настроя, — отмечает заведующий отделением СОКБ № 1 Александр Левит. — Чем «тяжелее» пациент, тем больше его родственники должны видеть, что для него делается все необходимое. Пациенты должны слышать родной голос. А в случаях с теми пациентами, которых уже готовим к переводу [из реанимации в другие отделения], мы даже учим родственников, как за ними ухаживать.


Впрочем, иногда присутствие родственников может вредить: например, когда пациенты находятся в реанимации после трансплантации органов — любая инфекция для них может оказаться фатальной. 


— В ряде ситуаций мы приветствуем участие родственников. Например, если ребёнок долго лежит в реанимации, если состояние его позволяет маме находиться рядом, то, конечно, это положительно влияет на выздоровление. Тем более если мама ответственно к этому относится, — рассказывает заведующий отделением анестезиологии и реанимации клиники Мешалкина в Новосибирске Олег Струнин. — Но ведь родители тоже бывают разные. Мамы могут быть неадекватными, мамы делятся информацией о том, что они видят, о соседних больных, что недопустимо. Тут надо решать вопрос о защите информации о других пациентах. Они не всегда правильно оценивают, что происходит с пациентами, — мы видим это по достаточно бредовым публикациям [в соцсетях].


До июня 2019 года закона не было, а было письмо с памяткой Минздрава РФ, которым каждая больница распоряжалась так, как хотела
До июня 2019 года закона не было, а было письмо с памяткой Минздрава РФ, которым каждая больница распоряжалась так, как хотела


До 9 июня находиться в реанимации без лишних вопросов разрешалось родственникам несовершеннолетних пациентов, в отношении взрослых система работала избирательно. Дело в том, что прямого запрета не было никогда, решение принимал главврач или заведующий реанимационным отделением. Оно могло быть как в пользу родных, так и против них. Одним из первых о шероховатости закона на всю страну заговорил актер Константин Хабенский: в 2016 году во время прямой линии с президентом он попросил Владимира Путина сделать правила посещения одинаковыми для всех.


— Закон не запрещает находиться родственникам, но руководители лечебных заведений чаще всего не разрешают. Понятно почему — это же не индивидуальные палаты, рядом есть люди, которые тоже нуждаются в особом внимании. И если пребывание других людей нарушает покой других пациентов, в этом случае администрация лечебного заведения принимает решение об ограничении других пациентов, — рассуждал актер.


Константин Хабенский задает вопрос о реанимации Владимиру Путину
Видео: Канал NEWS / YouTube.com


Обратную связь от федерального ведомства долго ждать не пришлось: те самые правила появились 1 июня 2016 года вместе с информационно-методическим письмом. На первый взгляд, в этом сообщении подробно прописывается алгоритм пропуска — как для родственников, так и для врачей. Но эксперты находят недоработки, например, как действовать, если пациент поступил без сознания и не указал контакты тех, кому можно сообщать о его состоянии. Поставить точку в этом вопросе сможет только новое распоряжение Минздрава.


Тем же, кто столкнулся с нежеланием медперсонала пропускать в реанимацию, юристы советуют обращаться к начальству больницы.


— Я рекомендую обратиться к руководству медицинского учреждения с письменным заявлением. Если просьба не удовлетворена, тогда обратиться в страховую медицинскую организацию пациента для помощи в удовлетворении требований, — объясняет юрист Юлия Казанцева. — Можно обратиться и в надзорные органы: Росздравнадзор, Минздрав, органы прокуратуры.