СЕЙЧАС -13°С
Все новости
Все новости

«Всё в крови у нас». Откровения рабочей оборонного предприятия о серьезной работе и смешной зарплате

По словам прессовщицы, на деньги, которые платит предприятие, детей не прокормить

Работа на заводе для некоторых является едва ли не последней возможностью устроиться в жизни

Поделиться

На минувшей неделе UFA1.RU рассказал о зарплатах на оборонных заводах. Несмотря на большую ответственность, простые рабочие получают заработок, который едва превышает МРОТ. Читатели возмущены таким явлением. Сегодня приводим монолог рабочей одного из оборонных предприятий. В нем женщина (в публикации СМИ она пожелала не называть своего имени. — Прим. ред.) рассказывает, с каким трудом ей достается каждый заработанный рубль, про грубое отношение руководства. Почему так получается, что работа очень серьезная, а деньги за нее — очень смешные?

«Это жесть»

Я работаю на Уфимском приборостроительном производственном объединении прессовщиком пластмассовых изделий. Работа заключается в том, что, когда ко мне приходят многослойные пластины, я делаю сборку пакетов на прессовании методом склеивания. На одной пресс-форме склеиваются три платы, между ними кладется пластина из нержавеющей стали. Всё не так просто. Клей растекается, потому что российского производства. Есть, конечно, из Германии, но сейчас из-за импортозамещения используют отечественный. Оно всё стекает. Эта пластина полностью в клею, мы ее замачиваем, лезвием шкрябаем это всё. Это жесть. Из-за этого режутся руки, всё в крови у нас, кошмар. Мойка находится на другом этаже, всё надо тащить вручную.

Работа ручная и довольно ответственная. Это дело очень тяжелое и неженское.

Зато на предприятии много оборудования, которое стоит немалых денег, но оно стоит и просто пылится. Ничего не функционирует, а люди продолжают трудиться вручную. Руководство, конечно, рассказывает красиво. Когда, например, приезжал Анатолий Сердюков (на тот момент курировал авиационный кластер в Ростехе. — Прим. ред.) — а он был именно на участке прессования, — они, наши руководители, там, конечно, всё подготовили, показали. Мне тогда надо было выступить и рассказать все, как есть, но он приезжал тогда, когда я работала совсем мало. После Сердюкова они даже не включили оборудование в розетки больше ни разу. Вроде говорили, что он еще один визит должен был нанести к нам, я хотела подготовиться, всё показать и рассказать, но, наверное, из-за положения в стране отменили приезд.

Заводы, несмотря на тяжесть работы, большие зарплаты предлагают редко

Заводы, несмотря на тяжесть работы, большие зарплаты предлагают редко

Поделиться

«Как с такими деньгами кормить детей, не понимаю»

По зарплате, когда устраивалась, сказали, что будет 67 тысяч. А что получается на самом деле? За ноябрь насчитали 18 тысяч, это за 19 рабочих дней. График пятидневный, с 07:30 до 16:30 с перерывом на обед в 45 минут. Еще меня лишили премии, а это 10–15 тысяч, потому что я не выработала нужное количество дней: в ноябре, например, должно быть 20, а у меня 19. В один день я отпрашивалась на два часа, но мне всё равно это посчитали как невыработанный полный день. Можно же было только эти часы не оплачивать, но лишили заработка полностью. Сейчас у меня в течение трех месяцев не будет ни единой премии, потому что нет выработки в ноябре. Если в феврале не случится каких-нибудь косяков, то в марте, возможно, получу премию.

Мне предлагали повышение, но я знаю, что внутри нашего начальства творится, поэтому не согласилась. У нас руководство ни за что ответственности не несет, только жестко рублем бьет, и всё. Ослушалась — значит всё, премии не увидишь. Тут выживание какое-то, а не работа. Поэтому текучка здесь: люди пришли и ушли. Надолго никто не задерживается. Ну есть, конечно, те, кто 20 лет работает, они тут прижились, их и держат. Мастера говорят, что вместо обещанных 40 тысяч получают 25 тысяч: если выходят в воскресенье работать или в будни работают до 9–10 вечера.

Не понимаю, как жить с такими деньгами, как кормить детей. У меня двое детей-студентов, ипотека. Дети учатся на коммерции — их обучение стоит порядка 60 тысяч рублей в год на каждого. Если посчитать, то мне не остается ни на квартплату, ни на проезд. Хорошо, что муж работает на стройке и получает больше меня.

Я ходила к начальнице своей и спрашивала, почему такая зарплата маленькая, как жить? Она говорит: «Ну а кому сейчас легко? Мы здесь никого не держим. Ищите вторую работу, подработку, идите подъезды мыть». А я отвечаю: «Зачем на такой работе работать и еще вторую искать?»

Что говорят на предприятии?

UFA1.RU обратился в УППО за комментарием по поводу заявлений их работницы. На предприятии обещали дать ответ до 14 декабря, но на момент публикации в UFA1.RU его так и не поступило.

УППО было основано в 1956 году как Государственный союзный завод № 123 при Министерстве авиационной промышленности СССР. Предприятие изначально создавалось для изготовления приборов для авиации: как гражданской, так и военной. В дальнейшем в ходе преобразований завод получил современное название. Продукция УППО использовалась и в космическом машиностроении: для кораблей «Восток», «Восход», «Союз» и «Прогресс». Также завод выпускал гражданскую продукцию, например электробритвы «Агидель». Сейчас, по данным госзакупок, УППО занимается в том числе поставкой авиационных запчастей для различных ремонтных заводов.

Журналисты UFA1.RU решили посмотреть, какие вакансии сейчас актуальны на предприятии. Так, оно ищет пропитчика электромеханических изделий — и предлагает заработную плату от 15,3 тысячи рублей. Это, к слову, на 21 рубль выше уровня МРОТ. Лаборанту химанализа согласны платить 25,3 тысячи рублей. Инженеру-конструктору I (высшей) категории готовы платить до 45 тысяч рублей. Но есть и вакансии «подороже»: начальнику одного из цехов обещают более 125 тысяч рублей.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter