СЕЙЧАС -21°С
Все новости
Все новости

Парты на кухне и советские учебники: репортаж из «тайной» школы, которую родители предпочли обычной

Рассказываем, кто сюда водит детей и почему это учреждение нельзя найти непосвященным

Двухкомнатная квартира превратилась в настоящую школу

Поделиться

Когда мы говорим слово «школа», то представляем большое здание, стройными рядами стоят парты, а из кабинетов на перемене вырываются толпы озорных детей. В таких большинство из нас и училось в свое время. Но где-то в Тюмени в одной из обычных многоэтажек скрывается совсем другая школа. Здесь классы размещены на кухне и в гостиной. Дети учатся по советским учебникам — у кого-то раритетные издания, а у кого-то свежеотпечатанные самодельные книги. Эту школу просто так не найти. Ради безопасности учеников ее адрес скрывают от посторонних. Тем не менее журналистам 72.RU удалось туда попасть.

Школа, где учится всего 15 детей, находится на третьем этаже кирпичной высотки в одном из спальных районов города. Ее ничто не выдает с улицы. Смотришь — обычный многоквартирный дом. Но, подойдя к нужной двери, можно услышать детский гам. Это уроки закончились. Ученики собираются домой и ждут, пока за ними придут родители. Никто из мам, отцов и учителей не захотел говорить о школе открыто. Но без имен и фамилий — согласились.

Как появилась эта школа?

Как и принято в традиционных школах, в коридоре висят вдохновляющие детей на учебу плакаты

Как и принято в традиционных школах, в коридоре висят вдохновляющие детей на учебу плакаты

Поделиться

— В прошлом году, когда по Тюмени прокатилась волна эвакуаций в школах, мы со знакомой начали обсуждать в одном из чатов, что происходит. Я обронила фразу, что если так будет и дальше, то свою дочь, которая осенью идет в первый класс, я буду учить сама. Тем более у меня педагогическое образование, плюс я отучилась на психолога. Опыт работы в школе у меня тоже есть. И так слово за слово, знакомая спросила, могу ли я учить и ее дочь. Мне стало интересно попробовать, хотя у меня и была работа в другой сфере. Так мы договорились с ней встретиться через неделю, но к назначенному времени вместо одной родительницы пришло шесть. И на этой встрече я узнала, что родители уже забрали документы из школы, чтобы водить их ко мне. То есть меня буквально поставили перед фактом, — с улыбкой вспоминает учитель.

На этом же собрании родители начали обсуждать сам процесс образования: по какой программе учить детей, где это делать и на какие деньги. Так общими усилиями они подобрали помещение — небольшой офис площадью всего 19 квадратных метров. Арендовали его родители на собственные деньги.

— У нас, конечно, фигурирует слово «школа», но это больше похоже на городское вече. Мы все решения с родителями принимаем вместе. У нас нет директора, бухгалтера. Это не бизнес. Это не школа в понимании «забор, большое здание, директор и куча педагогов». Нет, это как раньше, когда деды учили своих потомков. Это что-то такое, — продолжает рассказывать о своей школе учитель. — Когда мы въехали в первое помещение, у нас было всего три класса: 1, 2, 3-й. Но раз помещение было одно, мы разбили детей по разным дням. Комбинировали между классами первую и вторую смены. И так проучились почти до конца года. А потом с шести учеников школа выросла до двенадцати, стало тесно. Мы стали искать новое помещение. Родители нашли эту квартиру, и мы переехали сюда.

Самое сложное, говорит педагог, было первые полгода, ведь дети до этого учились все по разным программам. Понадобилось немало усилий, чтобы всех уравнять.

— Если оглянуться назад, сколько всего пройдено. Работы проделано очень много. Согласилась бы я сейчас на это? Наверное, нет. Мы с коллегой работали в сумасшедшем режиме полгода. Когда собираешься спать, а времени четыре часа утра. Так сидишь и думаешь, ложиться или не ложиться уже, — вспоминает учитель. — Сейчас уже, конечно, легче. У нас уже подобраны все учебники, рабочие тетради, мы выбрали самое лучшее из того, что есть.

Педагог показала учебники, по которым учатся дети в ее школе

Педагог показала учебники, по которым учатся дети в ее школе

Поделиться

Дети проходят все те же темы, что и в классической школе. Просто за основу берутся учебники из советской эпохи.

— Мы думали учить детей по сталинскому букварю, но когда сверяли программы, то поняли, что многих тем не хватает. А детям нужно в конце года сдавать аттестацию в обычной школе, чтобы подтвердить уровень знаний. Поэтому мы выбрали современные советские учебники — 70–80-х годов. Мы их распечатываем, потому что в интернете есть только файлы PDF. Есть буквально пара экземпляров старых учебников, нам их принесли родители, — рассказала учитель.

Учебники, которых в магазине сейчас не найти, распечатываются и выдаются детям в таком виде

Учебники, которых в магазине сейчас не найти, распечатываются и выдаются детям в таком виде

Поделиться

Поэтому ничего удивительного в том, что в этой школе не преподают такие новомодные предметы, как «Финансовая грамотность» или «Разговоры о важном», нет. Здесь, говорит педагог, уделяют внимание другим вещам.

— У нас тут свои «важные разговоры» — какими людьми мы вырастем. Вот буквально недавно беседовали с четвероклашками о том, что есть люди-мячики, которых куда пнули, туда они и полетели. Как такой человек в жизни себя ведет? Тот его пнул, другой толкнул, еще один сказал — и он пошел за ним. А этот мячик выпнули, он закатился за ворота, добежал до поворота, потом попал под колесо, лопнул, хлопнул — вот и всё, — рассказывает учитель. — Или ты человек, который себя контролирует, понимаешь, что и зачем ты делаешь, как ты это делаешь. Кто ты? Это и есть разговор о важном. Просто, понимаете, было время, когда школа нас учила жить. Мы изучали предметы, которые помогали нам по жизни. Потом пошел этап, который очень незаметно провернулся в системе образования, когда каждый предмет стали отрывать друг от друга. И что мы видим сейчас? В обязательных программах нет некоторых предметов — физики и химии. Зато есть «финансовая грамотность», которая учит брать кредиты на машины, квартиры.

Как и на что существует такая школа

Все ученики этой школы официально переведены на семейную форму образования. Такой формат подразумевает обучение ребенка вне школы. Родитель сам может решить, как его дитя будет изучать программу. Главное — потом подтвердить знания в «закрепленной» за ним школе. С этим бывают некоторые сложности, но о них чуть позже.

Школа, которая организовалась в Тюмени спонтанно, не имеет ни названия, ни юридического адреса, она работает без лицензии. Но при этом закону это не противоречит. Учитель оформила себя как самозанятую, которая оказывает групповые репетиторские услуги.

Кабинет разместился в гостиной

Кабинет разместился в гостиной

Поделиться

Такое обучение обходится родителям в копеечку: аренда помещения делится на каждого поровну, пять тысяч с ребенка на зарплату учителю, две тысячи общий взнос на парты и тетради, плюс еще 500 рублей — на питьевую воду, туалетную бумагу и другие мелочи.

Вопрос с питанием решили просто: сначала была договоренность с комбинатом, но позже пришли к выводу, что намного лучше, если каждый ребенок будет приходить со своим и разогревать еду в микроволновке.

— У нас есть общий чат, где я скидываю родителям информацию: за такой-то месяц аренда столько, делю на всех и выходит определенная сумма. В среднем с родителя выходит около семи тысяч рублей за месяц. Еще раз говорю, мы не про бизнес. Арендодателю мы сразу сказали, что это школа, будет шум. Дети все-таки. Но дети у нас днем, вечером нас нет, музыку мы не слушаем, по выходным уроков здесь нет, шум бывает, но только на переменах — а это всего 10 минут, — рассказывает учитель.

По этой же причине в школе сейчас нет урока физкультуры и музыки.

Школа продолжает расти. В планах снова переехать — на этот раз в отдельно стоящее здание. Также родители хотят, чтобы у них обучались не только начальные классы. Для этого сейчас ищут педагогов, но не обычных, а придерживающихся таких же ценностей. Сейчас в школе всего два учителя. После переезда в школу хотят вернуть уроки по домоводству, где отцы будут учить мальчиков забивать гвозди, а девочек мамы — готовке и шитью.

Почему родители забирают детей из традиционных школ?

Детей учат считать на счетах

Детей учат считать на счетах

Поделиться

В школе кипит жизнь. Больше всего здесь первоклассников. Их родители разного возраста — есть и молодые, и взрослые. Все привели своих детей сюда по разным причинам. Кто-то не согласен с новым ФГОС, который ввели в школах с этого года. А кто-то опасается за жизнь своих детей после череды трагических событий, когда вооруженные люди врывались в учреждения и открывали огонь по людям.

— Я мама трех дочерей. Самая старшая учится в десятом классе. Она, кстати, одобрила мою идею отдать младшую сестру-первоклассницу в семейную школу. Сказала, что сама бы в такой поучилась. Но, если честно, сначала я попыталась отдать заявление в школу по прописке, но ничего не получилось. На сайте «Госуслуги» выходила ошибка, я приходила в школу, просила бумажный вариант заявления. Мне грубо ответили, что всё только через «Госуслуги», а с бумажными носителями никто до ночи сидеть не собирается, — рассказывает женщина. — Через знакомых узнала о том, что есть такая школа. Решила, что дочь отдам сюда. У меня никаких сомнений не было, что я поступаю правильно. Но с мужем были небольшие разногласия. Он приверженец адекватного образования, в обычной школе. Моим решающим аргументом было то, что если вдруг обучение не устроит ребенка, то его всегда можно устроить в традиционную школу.

Женщине понравилось, что школа немногочисленная и все учатся в домашней обстановке. Подкупило и то, что первоклассников учат письму. Такое сейчас встретишь не везде.

Учитель показала прописи малышей

Учитель показала прописи малышей

Поделиться

В диалог вступила еще одна мама. Она привозит ребенка на учебу в Тюмень, хотя живет за городом. В обычной школе она видит только минусы.

— У меня два сына. Один из них с инвалидностью, ему 17 лет. И он на домашнем обучении от государства уже семь лет. К нам приходят учителя домой. Поэтому вопрос с образованием я давно изучаю. Последние годы я заметила, в каком состоянии педагоги. Они все передерганные. Я с ними разговорилась и выяснила, что учителя действительно замученные: много бумажной работы, переполненные классы, толком знаний дать не могут, процесс обучения превратили в предоставление услуги. Услышала много минусов. И я полезла изучать школьную программу. Тем более подрастал младший сын, вопрос стал актуальным. Ну мы с мужем пришли к выводу, что прежней школы нет. Это уже какой-то режимный объект, где идет психологическое перепрограммирование, — говорит она.

А у другой тюменки всего один ребенок. Она не отдала сына в обычную школу, побоявшись, что он лишится индивидуальности.

— Мне 44 года, у меня только сын. Мы с мужем сразу решили, что он не пойдет в общеобразовательную школу. Она всегда меня пугала тем, что там происходит нейтрализация индивидуальности. В одном классе по 40 человек, внимания ребенку мало, учатся по каким-то сюрреалистическим учебникам, эти алогические задачки... Что уложится в голове ребенка — непонятно. Я стала переживать, когда возраст ребенка подходил к школьному, — очень эмоционально рассказывает она. — Эти большие красивые современные здания, что находятся в шаговой доступности от школы, как по мне — это точки притяжения всяких странных личностей. Всякие стрелки, о которых вспоминать не хочется, но приходится. Все-таки в этой школе у меня есть чувство, что мой ребенок не будет подвергнут агрессии и нападению. Я вообще мама-наседка, сын даже в детский сад не ходил. Из-за своих страхов я сначала думала, что буду сама учить ребенка, но родные донесли важную мысль. Школа — это не только про знания, но и социум, эмоции и так далее.

Внезапно в беседу вторглась мамочка с младенцем на руках. Она передала малыша кому-то из знакомых и поспешила поделиться своими впечатлениями от школы. Ее старший ребенок учится здесь в четвертом классе.

— Почему мы ушли из обычной школы? Дело в том, что первый класс старшего ребенка выпал на коронавирусный год. На период, когда ребенку закладываются все основы — счет, чистописание, чтение, — объявлялся дистант. Качество образование никакое! С учителем тоже не могу сказать, что нам повезло. Она была пожилая и часто болела, — рассказывает женщина. — Ну какой индивидуальный подход, если в классе 36 человек? Но последней каплей было другое. В прошлом году начались массовые эвакуации школ, обработка помещений, после которой дети слегли. И я поняла, что, наверное, всё. Я перевела ребенка на семейное обучение. Конечно, было страшно, как всё это будет. Переживала за аттестацию — это все-таки стресс для детей. Мы искали школу, где можно пройти аттестацию, с этим были проблемы, потому что не все школы соглашались. Но в итоге всё прошло хорошо.

Женщина призналась, что тюменские школы, к которым они обращались для прохождения аттестации, отказывались, поскольку боялись испортить свою статистику неуспеваемости. Мол, родители взяли моду увозить детей «на зимовку» в теплые страны, не следя за тем, что школьники там совсем не учатся.

После перехода на семейное образование ученик «прикрепляется» к школе, но не посещает занятия, а лишь проходит промежуточную аттестацию. На практике это означает, что ребенок учится дома, а в школу является только для сдачи экзаменационных или контрольных работ. Прохождение аттестации в разных школах может быть с разной периодичностью — после каждой четверти, триместра, полугодия, раз в год. Если аттестация провалена, то ребенка зачисляют в школу на обучение в общем порядке.

Среди всех родителей выделялся взрослый мужчина. Он пришел в этот день в школу, чтобы забрать с уроков внуков. Один из них, как он сам признался, сложный. Учителя в обычных школах с ним не справлялись, называли хулиганом. Сменив несколько учебных заведений, ребенок попал сюда и успокоился.

— Я сюда вожу двух внуков. Старший в четвертом классе. Он два года учился в городе, потом год — в деревне. Он мальчик сложный — у него ни поведения хорошего, ни успеваемости. Сейчас вот отдали сюда вместе с младшим, который пошел в первый класс. Дочь нашла эту школу. Изменения у внука налицо. Ему очень интересно. Учиться начал. В прошлой школе про старшего внука нам говорили: «Вы не учите его ничему!» У меня тогда вопрос был — а вы, школа, для чего?

Беседа длилась около часа. Каждый поделился своим опытом, страхами и планами. Истории всех родителей мы не стали расписывать, поскольку многие схожи между собой. Но было понятно, что у всех большие надежды на эту школу.

Почему родители ищут альтернативу обычной школе?

Татьяна Драчук, педагог, психолог, тренер по эмоциональному интеллекту:

— Когда нет внимания к индивидуальности ребенка, у него теряется самооценка. У всех разные физиологические особенности, кто-то осваивает новый материал буквально на лету, кому-то нужно больше времени. Но в большом коллективе под всех не подстроишься. Поэтому дети становятся неуспешными, они чувствуют себя плохо, тревожно, не знают, как жить дальше. Так у них формируются негативные установки. На самом деле родители часто беспокоятся о том, что дети из частных школ не смогут потом адаптироваться в обществе. Но это индивидуальный вопрос, который не зависит от того, где и как учился ребенок. Пример из личного опыта. Одноклассница моих сыновей в школе была очень успешной: преуспевала в учебе, всюду участвовала, получала награды. Но как только школа закончилась в ее жизни, девушка закрылась, она сидит дома и не особо проявляется в социуме. Другие родители боятся, что дети, учась в маленьких классах (едва ли не на индивидуальном обучении), не смогут потом проявить своих лидерских качеств, не будут ни с кем пытаться конкурировать, а значит и имеют меньше шансов стать успешными. Это не так. Можно же на эту ситуацию взглянуть по-другому. Необязательно детям пытаться «выбиваться» из толпы. Когда у них нормальная самооценка, адекватные родители, то возникает здоровая конкуренция. Ребенок не будет с кем-то воевать, он будет соперничать сам с собой: ставить себе цели, добиваться их и искать новые. Самооценка ребенка зависит не от школы, а от его индивидуальности и взаимоотношений в семье. Но в данной частной школе есть и минусы. Я так понимаю, что там нет уроков физкультуры и музыки. Это большой недостаток. И речь не только про аттестат, а развитие ребенка. Физкультура — это здоровье. А музыка вообще очень важна для интеллекта.

Напомним, ранее мы рассказывали о проблемах в системе образования. Чего только стоит история, случившаяся в прошлом году осенью, когда тюменке пришлось переводить ребенка на семейное образование из-за отказа школы в зачислении. «Моя дочь осталась без 1 Сентября», — жаловалась тогда женщина.

Губернатор Тюменской области в курсе проблемы со школами в регионе, он пообещал построить за 5 лет сразу 45 новых образовательных учреждений для детей.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Гость