Все новости
Все новости

Как пенсионерка из Ростова стала бизнес-императрицей, и ее семья начала получать миллиарды на ремонт дорог

История успеха 73-летней Ларисы Куц

Кто строит и кто зарабатывает на донских дорогах?

Кто строит и кто зарабатывает на донских дорогах?

Поделиться

На первом этаже неприметной пятиэтажки в спальном районе Ростова-на-Дону зарегистрирована фирма «Т-Транс». Ее основала 73-летняя пенсионерка Лариса Куц. Пару лет назад женщина жила на скромную пенсию — всего 15 тысяч рублей в месяц. Теперь компания Куц выигрывает госзаказы на миллиарды рублей. Редакция 161.RU рассказывает историю становления бизнес-империи, получающей крупнейшие контракты на ремонт дорог в Ростовской области.

В этом тексте будет много наименований, фамилий, дат и сумм с восемью и девятью нулями. Поэтому предлагаем сразу запомнить шесть названий: «Т-Транс», «Ростовское ДСУ», «Дорспецстрой», «РостовАвтоДорСтрой», «Таганрогское ДСУ» и «ВолгоградАвтодорстрой». Первые пять фирм подозреваются Федеральной антимонопольной службой в сговоре. Последняя тоже должна заинтересовать ФАС. И мы покажем почему.

Везет так везет


Исходная точка этого расследования — 25 декабря 2020 года, когда в доме № 13/1 на улице Батуринской регистрируется компания «Т-Транс». Здесь она занимает скромный офис на первом этаже. Вместо вывески — вложенный в полиэтилен листок бумаги А4. Со стороны и не догадаться, что за грязной металлической дверью крутятся суммы, сравнимые с годовыми бюджетами Таганрога, Новочеркасска, Батайска, Азова или, например, Аксайского района.

Деньги, как и счастье, любят тишину.

9,6 миллиарда рублей — столько получил «Т-Транс» от Министерства транспорта Ростовской области на строительство дорог в 2021 году. Прямо сейчас компания — главный подрядчик донского Минтранса и один из крупнейших поставщиков по закупкам правительства Ростовской области вообще.

С начала года фирма Ларисы Куц выиграла в Ростовской области все 20 министерских аукционов, в которых поучаствовала. «Т-Транс» в этом году получил на дороги больше, чем государственный «РостовАвтоДор» или московский «Донаэродорстрой». Посоревноваться с фирмой ростовской пенсионерки может разве что связанный с миллиардером Аркадием Ротенбергом «НПС Аксай», получивший 86 миллиардов на строительство и 30 лет обслуживания трассы «Обход Аксая».

Поделиться

Многие связанные с Ларисой Куц предприятия давно были крупными игроками в борьбе за госконтракты, но ни одна не обладала могуществом «Т-Транса». На вопрос «Как столь скромная фирма за год превратилась в дорожного монстра?» есть два ответа: «ВолгоградАвтодорстрой» и «Ростовское ДСУ».

Этими фирмами тоже владеет Лариса Куц — но лишь на 50%. Поэтому, согласно антимонопольному законодательству, «Ростовское ДСУ» и «Волгоградавтодорстрой» не считаются подконтрольными ей компаниями и могут выходить на закупки против «Т-Транса». Собственно, во всех 20 случаях только они и пытались создать видимость конкуренции на аукционах, выигранных «Т-Трансом».

Куц владеет «Ростовским ДСУ» и «Волгоградавтодорстроем» вместе с другой пенсионеркой — Натальей Сковородкиной из Батайска. Обеим принадлежит по 50% в этих и еще пяти других компаниях. Обе женщины получили свои доли примерно в одно время, в нескольких случаях — в один и тот же день.

Первая закупка — от 13 января 2021 года. Только что созданный «Т-Транс» побеждает «ВолгоградАвтодорстрой» и получает от областного Минтранса около 660 миллионов рублей на строительство подъездной дороги к «Ростовской АЭС».

На следующей неделе Минтранс объявляет конкурс на ремонт дорог в Дубовском, Заветинском, Зимовниковском и Ремонтненском районах за 340 миллионов рублей. Теперь маленький и отважный «Т-Транс» побеждает опытное «Ростовское ДСУ».

В тот же день Минтранс выставляет на торги лот с начальной ценой 1,148 миллиарда рублей — ремонт дорог сразу в 19 районах Ростовской области. Вскоре и этот подряд уходит «Т-Трансу», опередившему «Ростовское ДСУ».

И так весь год. Сценарий один:

  • тендер областного Минтранса на сотни миллионов или миллиарды рублей;
  • строго два участника — «Т-Транс» против дружественного ему «ВолгоградАвтодорстроя» или «Ростовского ДСУ»;
  • победа «Т-Транса» при минимальном снижении начальной цены контракта.

Общие у «Т-Транса» и «Ростовского ДСУ» не только владельцы. С этими и другими фигурирующими в сообщении ФАС компаниями связан как минимум один сотрудник — юрист Олеся Пацей.

Упоминания в приложении GetContact — самое слабое, но при этом и самое красноречивое доказательство: «Олеся ДорСпецСтрой», «Ростовское Дсу Олеся Юрист», «ДорСпецСтрой», «Олеся Орловское Дсу» и так далее. Корреспонденту 161.RU юрист ответила по телефону, указанному как номер компании «Т-Транс».

При этом в 2019 году Пацей, носившая тогда фамилию Похлебина, выступала в суде от имени «Ростовского ДСУ». А еще участвовала в гражданском процессе между Ларисой Куц и ее дочерью — Еленой Рогачкиной.

Офисное здание компании «Т-Транс»

Офисное здание компании «Т-Транс»

Поделиться

Солидная входная группа на входе в офис компании

Солидная входная группа на входе в офис компании

Поделиться

Экономия на вывеске — больше чистая прибыль

Экономия на вывеске — больше чистая прибыль

Поделиться

Связанные одной целью


Хотя еще с 2006 года Куц числилась среди владельцев предприятия «Дорспецстрой», настоящей бизнес-императрицей она стала лишь в последние пять лет.

До нее многими активами владела дочь — Елена Доровых, после замужества ставшая Рогачкиной. Именно она в 2003–2006 годах скупала районные ДСУ и другие строительные предприятия. К 2017 годах в распоряжении Рогачкиной оказалась целая сеть компаний, часть которых строила дороги и мосты, другие занимались земляными работами, а еще часть — производством стройматериалов.

Родственную связь Елены Александровны Рогачкиной и Ларисы Петровны Куц мы подтвердили несколькими способами. Обратимся к тому самому иску 2019 года, когда Куц через суд попыталась «вернуть» дочери подарок: почти 16 гектаров земли, административное здание на 447,8 квадратного метра, вместительные гараж и склад. Истица сетовала, что вместе с подарком получила обязанность платить по 1,66 миллиона земельного налога в год — слишком много для скромной пенсионерки.

Выслушав стороны, судья отказался признать сделку недействительной. И пусть данные о финансовой обеспеченности Куц не рассматривались, стоит отметить: к тому моменту пенсионерка уже владела долями в компаниях с миллиардными оборотами.

«Истец [Куц] и ответчик [Рогачкина] являются близкими родственниками, и, учитывая отсутствие спора, подлежащего защите, суд полагает, что это не препятствует ответчице уплатить земельный налог на спорное имущество самостоятельно либо передать денежные средства истице», — отметил судья.

Последним доводом Ларисы Куц было якобы отсутствие согласия супруга дочери «на отчуждение имущества», но суд нашел нотариально заверенное согласие зятя. Его личные данные скрыты в том судебном решении, но имя можно найти в других документах — Павел Алексеевич Рогачкин.

Все трое были прописаны и, более того, в разное время владели одной квартирой. Расположена она вдалеке от улицы Батуринской и неприметного офиса «Т-Транса» — в помпезном доме на Пушкинской, памятнике дореволюционной архитектуры.

Павел Рогачкин, согласно ЕГРН, в 2000 году стал первым собственником этой 322-метровой квартиры, занимающей целый этаж и мансарду. Недвижимость он переписал на супругу в 2007-м — в год рождения сына, второго общего ребенка. Елена Рогачкина оставалась хозяйкой до 2018 года, когда квартира вместе с изрядной частью активов отошла ее матери — Ларисе Куц.

В 2019 году администрация Ростова за свой счет отремонтировала фасад, фундамент и подвал этого доходного дома. Реставрация исторического здания, почти четверть которого принадлежит, наверное, одной из богатейших ростовских семей, обошлась городу в 3,3 миллиона рублей.

Неизвестно, как часто члены семьи навещают свою ростовскую квартиру. Лариса Куц больше 10 лет числится жительницей Сочи, а семья Павла и Елены обжилась на юге Испании. У Рогачкиных большая вилла с террасой, бассейном и теннисным кортом в городке Сан-Роке — там же ходит в школу сын, самый младший член семьи.

Дочь Елены от первого брака окончила престижный лондонский вуз и занимается наукой в Великобритании. Младшая дочь отучилась в австрийской частной школе. Ее инстаграм полон красок: сегодня Вена, завтра средиземноморское побережье Испании и родительский дом, Париж, Лос-Анджелес и — очень редко — Ростов-на-Дону.

Если судить по фотографиям в соцсетях членов семьи, то кажется, что расцвет бизнеса совпал именно с переездом из Ростова-на-Дону и России вообще.

У некоторых компаний есть и другие совладельцы, но тех, где представлены только члены двух семей, большинство

У некоторых компаний есть и другие совладельцы, но тех, где представлены только члены двух семей, большинство

Поделиться

Не куцы


В конце нулевых параллельно с расширением бизнеса Елена Рогачкина-Доровых ликвидировала несколько принадлежащих ей дорожных фирм. Так, в первые годы после покупки прекратили существование «Ростовспецдорстрой», «Боковское ДСУ» и «Ростовспецблагоустройство» — за непредоставление отчетов в госорганы.

В 2009 году Рогачкина стала совладелицей предприятия «Прайд» — тогда оно сдавало в аренду недвижимость. Через пять лет фирма сменила род деятельности и название, превратившись в «РостовАвтоДорСтрой» — сейчас это очередной «один из крупнейших получателей господрядов на ремонт дорог» и единственная фирма в семейном холдинге, прямо связанная с представителем власти. Совладелец «РостовАвтоДорСтроя» — бывший заместитель мэра Ростова по дорогам и транспортному хозяйству Владислав Максименко.

К 2018 году запустившая бизнес и зачистившая рынок (через скупку и закрытие малых ДСУ) Рогачкина лишилась всех своих активов. Части бизнеса достались или ее матери, или мужу, или Леониду Джанлатяну — давнему бизнес-партнеру, другу семьи и зятю Натальи Сковородкиной — той самой, на пару с которой Лариса Куц и владеет конкурентами «Т-Транса» на госзакупках 2021 года.

Куц, Рогачкина, Рогачкин, Джанлатян и его супруга Юлия в разное время владели или входили в совет директоров компании «Дорспецстрой» — ключевого и единственного относительно публичного предприятия всей бизнес-империи. Согласно данным госзакупок, у «Дорспецстроя» почти нет контрактов с органами власти. Но, если зайти на сайт самой компании, выяснится, что «Дорспецстрой» причастен к строительству нескольких участков трассы М-4, подъездной дороги к аэропорту Платов и другим многомиллиардным проектам. Вероятно, компания выступала субподрядчиком для государственного «РостовАвтоДора» или ГСК «Дон» — рядом с директорами этих предприятий руководители «Дорспецстроя» запечатлены на торжественных фото.

Рогачкин и Джанлатян, как и их тещи, чаще всего делят 50-процентными долями в общих компаниях: «Югвзрывпром», «Горняк», «ДЛС», «Магистраль-Юг», «КМЗ «Радуга»» и «Руда-Агро». Кроме того, Джанлатяну на пару с Ларисой Куц принадлежат фирмы «Масикс-Дон», «Масикс-Юг», «УСиС» и «С.Б.-2». Большинство компаний так или иначе связаны с дорожным строительством и зарегистрированы в одном промышленном кластере на Левом берегу, но встречаются и необычные активы. Например, фирма «С.Б.-2» — это роскошное охотничье хозяйство в Тверской области.

Семья Джанлатянов тоже обсустроилась в Испании. Буквально в часе езды от своих ростовских друзей и бизнес-партнеров — в андалусийском городке Бенаавис. Там батайчанка Юлия Джанлатян (Сковородкина), вдохновляясь мавританской архитектурой, разрабатывает дизайны интерьеров для частных домов. У Леонида с Юлией двое детей, но также у него есть старший сын, который в соцсетях дружит с детьми Елены Рогачкиной. Судя по инстаграмам, Рогачкины периодически бывают в Бенаависе, а Джанлатяны — в Сан-Роке.

Сложно оценить размах совместного бизнеса семей. Если судить по активам, то речь как минимум о 2 миллиардах рублей. При этом выручка только за прошлый год составила 18,2 миллиарда рублей, но в 2021-м только от госконтрактов «Т-Транса» группа получит большую половину той суммы.

Павел Рогачкин (слева) на открытии дороги к аэропорту Платов вместе с председателем совета директоров ГСК «Дон» Владимиром Кирсановым, губернатором Василием Голубевым и депутатом Михаилом Чернышевым

Павел Рогачкин (слева) на открытии дороги к аэропорту Платов вместе с председателем совета директоров ГСК «Дон» Владимиром Кирсановым, губернатором Василием Голубевым и депутатом Михаилом Чернышевым

Поделиться

На сайте «Дорспецстроя» — ключевой фирмы группы — сообщается, что только компания владеет 17 производственными базами в Ростове, области и Волгограде, 15 асфальтобетонными заводами и 900 единицами техники, что «позволяет качественно выполнять весь комплекс дорожно-строительных работ, начиная с возведения земляного полотна и заканчивая устройством дорожного покрытия». Павел Рогачкин — председатель совета директоров «Дорспецстроя». Лариса Куц и Леонид Джанлатян — совладельцы компании.

Учитывая, что сам «Дорспецстрой» почти не участвует в борьбе за госконтракты, резонно предположить, что его мощностями пользуются другие компании группы. Иначе сложно объяснить, откуда у едва появившегося «Т-Транса» взялись сотни единиц техники и огромный штат сотрудников и почти полмиллиарда рублей на обеспечение заявок, чтобы получить подряды Минтранса Ростовской области.

Поделиться

Принадлежащий семьям «Дорспецстрой» годами был значимым, но теневым игроком при распределении подрядов на строительство дорог. Лишь с 2018 года семья начала расширять дорожный бизнес, поочередно купив «ВолгоградАвтодорстрой», «Таганрогское ДСУ» и «Ростовское ДСУ» у некой Ольги Митрохиной.

Все компании были достаточно успешными, а за годы работы через них прошли миллиарды правительственных рублей. Но с переходом в руки пенсионерок Ларисы Куц и Натальи Сковородкиной все стали еще успешнее.

За пару лет в руках семей оказалась значительная часть донских господрядов на строительство дорог. Появление суперэффективного «Т-Транса» и безотказной схемы побед на госзакупках — итог этой гегемонии.

Все факты, приведенные в расследовании 161.RU, получены из баз данных Федеральной налоговой службы, сайта госзакупок, судебных картотек, других открытых источников и системы мониторинга контрагентов «Контур.Фокус». Поэтому всё легко проверить. Чтобы не перегрузить текст многочисленными упоминаниями источников, мы оставили здесь только гиперссылки на избранные материалы. Все прочие данные, которыми мы оперируем в этом тексте, а также документы, подтверждающие родственные и другие неформальные связи героев публикации, есть в распоряжении редакции.

ФАС видит картельный сговор. А вы?


В начале 2021 года, когда «Т-Транс» только начал выигрывать один тендер за другим, ростовская компания «Русторг» попыталась через суд отменить проведение «незаконных закупок с аффилированными участниками».

«Действиями по укрупнению лотов заказчик [Минтранс] ограничил конкуренцию, что повлечет отказ от участия в торгах лиц, заинтересованных в выполнении работ на определенной дороге. <...> Оба участника конкурсов являются аффилированными, а проведенные с их участием закупки — незаконными», — так процитированы доводы «Русторга» в решениях судов.

К лету Арбитражный суд Ростовской области отказался удовлетворить иски, приняв сторону областного Минтранса и победителя торгов — компании «Т-Транс». А осенью «Русторг» проиграл и в апелляции, и в кассации.

9 декабря 2021 года Федеральная антимонопольная служба заявила о начале проверки пяти ростовских фирм: «Т-Транса», «Ростовского ДСУ», «Дорспецстроя», «РостовАвтоДорСтроя» и «Таганрогского ДСУ». Ведомство заподозрило компании группы Куц — Рогачкина — Джанлатян в картельном сговоре.

— В распоряжении антимонопольного органа есть информация, свидетельствующая о признаках сговора на торгах, — без особых подробностей сообщили в ФАС. Параллельно, как стало известно от источников редакции, в Минтрансе и офисах заподозренных фирм прошли обыски с изъятием документации.

Юрист Олеся Пацей заявила, что все подозрения антимонопольщиков — «неправда». Примечательно, что в разговоре с корреспондентом 161.RU она не пыталась обелить именно «Т-Транс». Пацей отвечала будто за всех названных ФАС участников сговора.

И действительно, чему удивляться, ведь в 2021 году юрист представляла в судах как «Т-Транс», так и его прямого конкурента — «Ростовское ДСУ».

В Министерстве транспорта в проверке ФАС не увидели ничего особенного, обвинив неких «профессиональных жалобщиков» в провокации. Пресс-секретарь Минтранса сослался на решения судов, которые не увидели нарушений или признаков картельного сговора при проведении закупок.

Георгий Сухадольский, руководитель аналитического центра «Интерфакс-ProЗакупки» и эксперт по закупкам Экспертного совета при правительстве России, считает, что в описанной схеме маловероятно, чтобы «Т-Транс» и связанные с ним фирмы выиграли 20 из 20 крупнейших закупок без покровительства и участия заказчика — областного Минтранса.

— Есть такой вариант при условии, что сотрудники организации-заказчика некомпетентны, — отметил он в комментарии 161.RU. — Любой коммерческий закупщик, видя, что снижения цены нет и участвуют одни и те же два-три поставщика, задумался бы о том, как привлечь других. Если всё время один и тот же участник выигрывает, то появляется монополист, с которым этому же заказчику будет сложнее работать. Монополист захватит рынок, все остальные [потенциальные поставщики] умрут без денег и заказов. Внятный закупщик уже на пятой закупке сильно бы задумался, что такое происходит и как ситуацию переломить.

Эксперт по закупкам соглашается, что действия регионального Минтранса можно попытаться понять и считать благими только в одном случае — если отрасль дорожного строительства в Ростовской области оказалась в настолько глубоком кризисе, что кроме «Т-Транса» и стоящей за ним группы ремонтировать дороги просто некому.

— Но даже если у закупщика были благие намерения, то, реализовав их описанным образом, он фактически способствовал сговору, — резюмирует Сухадольский.

P.S.

К осени 2021-го компания «Т-Транс» перестала участвовать и побеждать в закупках правительства Ростовской области. С июля она выходила на торги только в соседнем Волгограде — родном городе Павла Рогачкина. Победила дважды и даже получила больше полумиллиарда. Но за контроль над всем рынком, как было на Дону, бороться не пыталась.

Одновременно с этим в Ростовской области началось странное: у четырех компаний бизнес-империи появились фирмы-двойники. Копии попавших в поле зрения антимонопольной службы «Ростовского ДСУ» и «Таганрогского ДСУ» возникли 28 сентября 2021 года. Владельцем и директором в обеих фирмах стала Лариса Куц. В тот же день двойника создали для «Тацинского ДСУ», а 18 октября появилось лже-«Миллеровское ДСУ». В последнем владельцем и директором значится Павел Рогачкин.

Он же с октября возглавляет «Т-Транс».

73-летняя бизнес-императрица Лариса Куц «потеряла» свой главный и самый прибыльный актив за пару месяцев до того как Федеральная антимонопольная служба начала антикартельную проверку на дорожных закупках в Ростовской области.